Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Уважаемые френды/нефренды! Пожалуйста, обратите внимание, что мой блог уже давно находится в полузамороженном состоянии. Например, я не имею возможности следить в нем за комментариями. Если по какой-то причине вам кажется важным следить за моей деятельностью, то это лучше всего делать в гораздо менее мертвом ВК-сообществе "Мир Драгомирова": https://vk.com/mir_drago

10 советов первокуру истфака



1. Цель

Цель твоего пребывания в университете может быть разной: кто-то хочет стать историком, кто-то хочет получить «качественное гуманитарное образование», кто-то попал сюда просто так. Но есть некоторые общие базовые вещи. Университет это, прежде всего, площадка для общения умных людей. Я имею ввиду, и преподавателей, и студентов. Поэтому одна из главных целей пребывания в университете, независимо от твоих планов, получить опыт общения с умными людьми. Помни, что напротив тебя сидят прекрасные ученые, а рядом с тобой – будущие главреды, начальники, журналисты, аналитики и… конечно, будущие ученые. Кто-то из них почти точно станет твоим коллегой. Кто-то из них почти точно предложит тебе работу. А еще — и это немаловажно — где-то рядом наверняка сидит твоя будущая вторая половинка. Вывод прост: больше общайся.

2.Ноутбук

Брось тетради и носи с собой ноутбук. Ноутбук в тысячу раз удобнее для студента, особенно студента-историка. При минимальной сноровке можно печатать любую лекцию слово в слово, рукописное конспектирование никогда не способно достичь такой скорости. Кроме того, ноутбук позволяет легко хранить, корректировать, дополнять и распространять информацию. Записывай всё, вплоть до шуток и «лирических отступлений». Я очень жалею, что имел некоторое высокомерие не записывать то, что говорилось на семинарах. Остальное осталось в моем компьютере и служит мне до сих пор. Разумеется, следует заботиться о зарядке и резервном копировании.

3. Книги

Не учись по учебникам, учись по книгам. В этом отличие университетского образования от школьного. Сразу запишись в библиотеку и приучай себя, что это теперь твой третий дом (второй — университет). Как правило, в каждой дисциплине существует классическая работа или современный общий обзор, который представляет информацию полнее и солиднее, чем учебник. Учебник пишут для средненьких, а ты не из них. И читай книги на английском. Есть прекрасная серия книг «A very short introduction to…». Они пишутся специально для студентов. Читай источники. Чтобы понять, что такое летопись надо прочесть летопись, а не книгу о летописях. Чтобы понять, что писал Чаадаев, надо прочесть Чаадаева, а не книгу о нем. Не бойся, что чтение книг займет больше времени, но учитывай это. Усилия эти окупятся. Как сказал классик, «все что я хотел узнать я вызнал из книг».

4. Пары

На пары забивать не просто можно, но нужно. Ты быстро увидишь, что пары бывают дельные и бестолковые (к сожалению, это так). На первые ходи, вторые забивай. Без всякого зазрения совести. Твое время студенчества бесценно, и глупо его тратить на бессодержательные лекции или семинары. Если препод следит за посещаемостью, насторожись. Как правило, это свидетельствует о том, что его пары лучше забивать. Удостоверился — забивай, забивай, забивай! Никаких серьезных неприятностей это не повлечет. Однако забивать надо с умом. Важно помнить два «но». Стоит все-таки соблюдать некоторые приличия. И второе — не трать выигранное время впустую. Почитай книгу, сделай работу, сходи в библиотеку.

5. Языки

Языки – важнейшая вещь. Я надеюсь, ты уже хорошо знаешь английский. Если нет, то учи, прежде всего, его. Но не стоит шлифовать без конца свое «Лондон из зе кэпитэл оф Бритн». Лучше начни учить новый язык или подтяни свой полузабытый французский. Ключ к успеху это чтение и живое общение на языке. Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек (и историк).

6. Работы

Самое главное в твоей учебе — это твои тексты (курсовые, дипломная). Следует их понимать как итог твоего семестра (года, всей учебы). Особенность образования на истфаке в том, что студенты слишком много учат, но слишком мало делают. Работа — это то немногое, что ты делаешь (а не учишь). Поэтому отнесись к ней со всей серьезностью. Правильно распределяй время на написание текста. Не пиши все в последнюю ночь, распредели работу равномерно. Напиши текст за несколько дней до срока, отдохни от него, а потом перечитай. Тебя удивит, как при свежем взгляде ты легко увидишь свои ошибки и недостатки. Ключевые вещи при написании работы — это обзор источников и историографии. Хороший семинарист научит тебя, как и для чего они пишутся. Не повезло с семинаристом — узнай сам. Спрашивай у других или прочти для примера обзоры в хорошей монографии. Повезло с семинаристом — все равно сделай это. И еще — сноски. Классическая ошибка первокура — прочел книгу, сделал выписки, но не поставил номера страниц. Обязательно: выписка и рядом номер страницы. Сразу приучи себя правильно оформлять сноски и вообще не пренебрегай формальностями, потому что неправильно оформлять работу на первом курсе это нормально, а на втором — уже позор. Читай работы других и ищи у них ошибки.

7. Экзамены

Тщательно готовься к экзаменам. Примерно 66% того, что ты будешь знать, ты узнаешь, готовясь к экзаменам. Готовиться надо по книжкам, а не по учебникам. Это дольше, но продуктивнее и интереснее. Составляй конспекты для каждого билета. Перечитывай их. Отдельно выпиши даты, имена и понятия, которые хочешь запомнить. На каждом экзамене выбери «коронный» билет. Это тема, которая тебе интереснее всего, и по которой ты должен узнать в два раза больше, чем требуется. Если попадется «коронный» билет, будет твой звездный час. Что самое главное в танке? Не обо…ться. Поэтому перед экзаменом не волнуйся и не бойся. Не повторяй судорожно — все что ты мог, ты уже сделал. Иди всегда первым.

8. Интересы

Многие люди на истфаке не так чтобы сильно интересуются историей. Это печально. Но еще печальнее историки-задроты, которые интересуются одной только историей. Ты не из таких. История — это главное, но надо стараться не забрасывать другие интересы. Занимайся спортом, читай художественную литературу, следи за любимой командой, играй на музыкальных инструментах. Только из людей с широким кругозором выходит толк.

9. Борисов

Прочти главу «Летописец» из книги Н.С. Борисова «Повседневная жизнь средневековой Руси накануне конца Света». (https://vk.com/doc-122203095_449779587). Это credo профессии.

10. И слава! слава! слава!

Читая Нормана Стоуна...

Самое интересное в книге The Eastern Front - это идея о том, что руководство часто прикрывало свою некомпетентность, свою нераспоряжительность и свои промахи "снарядным голодом". Стоун показывает, что преимущество немцев в снарядах на Восточном фронте было меньше, чем преимущество стран Антанты на Западном. Но союзники не могли прорвать фронт, а немцы прорывали фронт. Катастрофа 1915 года была вызвана не столько недостатком в снарядах, сколько неспособностью командования адаптироваться к этим условиям. Это, конечно, не отменяет того факта, что снарядов, патронов и винтовок не хватало.

Вообще книга довольно ругательна по отношению к русскому генералитету. Было любопытно прочесть о борьбе различных группировок внутри армии - кавалеристов, инженеров, артиллеристов, генштабистов, сухомлиновцев, людей в.кн. Николая Николаевича, гвардейцев и т.п.

Книги, оказавшие на меня мощное воздействие. Часть 1

Как большой поклонник всевозможных списков и рейтингов и как свидетель прекрасного списка 100 книг, повлиявших на достопочтенного мсье holmogor, я не мог не заразиться этой идеей и решил составить свой список книг, повлиявших на меня кардинальным образом.

Оцените же сложность задачи: читать я начал поздно, читал мало и худлит быстро потерял для меня привлекательность. Кроме того, я могу еще претендовать на некоторую юность и неокончательную сформированность своей натуры. Однако ж, будет ли у меня время на подобные глупости, когда это самая натура разовбется окончательно? Поэтому преступим.


1. Агния Барто. Собрание сочинений
Эти детские стихи, довольно простенькие, и стали моим первым чтением. Вроде бы взрослая тетенька пытается юморить и быть интересной малым детям. Полагаю, что это далеко не самая лучшая детская литература, однако меня она увлекала. Первый стишок, который я рассказал в школе был стих Агнии Барто "Вы летите в самолете...". Там про школьника, который представлял себя пилотом и отвечал у доски задачку про перелет между Москвой и Ленинградом. Кажется, я нес изрядную отсебятину тогда, потому что плохо помнил оригинальный текст. То ли у меня были способности к экспромтной поэзии, то ли до меня снизошли, но все сошло тогда благополучно. А отрывки из стишка я помню до сих пор, что для меня невиданный случай. С поэзией в дальнейшем я решительно не дружил и прямо впадал в отчаяние от своей неспособности выучить наизусть хотя бы и две строфы.


2. Николай Носов. Детские рассказы
Вторым моим любимцем был Носов. По рассказам родителей, нас с отцом очень забавляло читать его рассказы вместе и веселились мы оба от души. Самое любимое мое произведение было "Мишкина каша". Читали мы ее с отцом, наверное, раз десять, но я сейчас уже очень смутно помню саму эту историю. А вот "Незнайка" не произвел на меня большого впечатления, хотя, должно быть, я его читал. Стало быть, так вышло, что первые книги мои были юмористическими. Может быть, это несколько определило то, что в школе я любил веселить народ, впадая иногда в самое низкое шутовство. Но юмор я полюбил крепко.


3. Римляне
Книга, которая произвела революцию во мне и заложила все основные тенденции. В мое детство такие детские энциклопедии были необычайно популярны и легко доступны. У меня было много всяких энциклопедий, но "Римляне" были первой. Затем мне покупали энциклопедии в основном по истории и по второй моей тогдашней страсти - географии. Стало быть, именно отсюда мой интерес к истории. О римлянах, по этой книге, я вынес самое благоприятное мнение. Брутальный и простой имперский Рим мне казался олицетворением силы и справедливого уклада жизни. Дороги, служившие и через 1000 лет, идеальные акведуки и величественные колизеи - вот о чем я грезил. И, конечно, римские легионы! И я, а может не я, а Марий, но, как бы, всё равно я - их веду! Что интересно, с реальной историей Рима я так и не познакомился. Когда она проходилась в школе, я был в Америке, в университете потом, я обнаружил, что не знаю о Риме даже самого простого и основного. Университет, конечно, не сильно-то покрыл этот пробел. Так и остался я неучем! Но то, что я все таки узнал крайне разочаровало меня. Вместо холодных и рассудочных античных воинов - какие-то ошалелые тираны, самодуры, пидарасы, сплошной хаос, кровопускание и будто бы один сплошной медленный закат и т.п. Сдается мне, что эта картина не менее наивна, чем мои детские переживания, но иной я пока не имею.

При переводе в 5 класс у нас было собеседование. Моя будущая учительница по русскому языку и литературе Елена Давыдовна Фиш спрашивала меня, что я читаю. Я твердо отвечал, что читаю одни лишь энциклопедии, а все другое чтение почетаю за недостойное времяпрепровождение, а попросту говоря - за пустые фантазии. Это ее, кажется, сильно раздосадовало. Мое же интеллектуальное развитие вошло в период застоя и ступора. Настала пора увлечься рок-музыкой, футболом и проч.


4. Малый атлас мира
Это не шутка, если кто-то вдруг не понял. Это безусловно главнейшая из книг моего детства. Я увлекся географией и мог часами разглядывать карты. А еще больше мне нравилось их разрисовывать. Планы захвата Австралии, раздела Турции, морской блокады Польши - чем только я не украсил эту книгу. Благодаря этой нехитрой штабной работе, а также благодаря увлечению футболом (надо было знать в каком городе какая играет команда), я довольно сносно выучил географию основных стран, чем и сейчас могу похвастаться. Я знал флаг, столицу, основные города, очертания границ большинства существенных стран мира. Это все никуда не делось и помогает мне сейчас. Надо сказать, что в минуты безделья я и сейчас иногда разрисовываю карты, выдумывая наиболее резонные, как мне кажется, маршруты дорог, расположения воинских частей и т.д. Это прекарсный и увлекательный способ запомнить географию того или другого региона.


5. Достоевский Ф. Преступление и наказание
Означенный роман вывел меня из интеллектуального оцепенения. Во времена оны, большое влияние на меня имел будущий талантливый писатель Ф.Клебанов. Он порекомендовал мне ознакомиться с этой вещицей, так как до того она произвела в нем буквально переворот. Я прочел роман летом после 9 класса. Самовлюбленный подросток без труда узнал в герое самого себя. Это заставило его пересмотреть свои взгляды и идеи на многие вещи. Рок, которым я тогда изрядно увлекался, несет в себе некий заряд такого саморазрушения при значительной доле самолюбования. То есть, важно любоваться собой, себя при этом разрушая, делая хуже, уродливей, неряшливей, чем ты есть на самом деле. Вот это был один посыл. Второй посыл - это вера. У человека, если он не животное, наступает момент, когда он задумывается о вечном. И вот у меня этот момент настал вскоре после чтения романа. Наконец, этот роман вернул меня к самому чтению. Я получил удовольствие от всей этой истории. Даже, пожалуй, кайф, который не сравним с кайфом, например, от группы "Дорз". Я стал читать. Роман, конечно, породил и проблемы. Например, я просто не мог представить себе, как можно написать вещь круче, чем у Достоевского. И я действительно не мог найти ничего круче. Вот роман "Братья Карамазовы" - вещь круче, чем "ПиН". Но чтобы кто-то мог написать что-то лучше Достоевского, в это я уж не поверю. Почему тогда здесь "ПиН", а не "БК"? Это великий педагогический момент! По школьной программе в 10 (если не ошибаюсь) классе, когда самое время начать взрослеть, заставлять прочесть "ПиН" - это великая победа педагогической науки. Я многому ей обязан. А некоторые говорят, что не надо детям это давать, не поймут!

Кстати, судьба книги, которую я читал была, как говориться, "с достовщинкой". Я ее дал одной симпатичной мамзель, с которой у нас было нечто вроде романа. Она находилась как раз в том же возрасте, что и я, когда я прочел "ПиН". Мы скоро расстались, а книгу она не вернула. Сдается мне, не помогло-с.


6. Маяковский. Стихи и особенно "Облако в штанах"
Маяковский - удивительно подростковый поэт. Он сам подросток, как мне кажется. Маяковский был такой силой ренессанса детскости во мне. Вся эта его революционность, вся эта его деланная грубость и небрежность при большой ранимости (если на самом деле и по-честному), вся это его похабность - это все очень подростковое. Поэтому это было мне понятно в то время, а увлекся я им наверное, в 10-11 классе. В то время, вдобавок, я был не без левизны, как положено юному отроку, поэтому даже стихи о Ленине у меня не вызывали отторжения. Мало того, я написал подражательную поэмку про Ленина в том же духе, хотя у меня получилось как-то издевательски все равно. Но дух футуризма, авангарда, надежды на будущее меня тогда окрылял. "Облако в штанах" - было главной вещью. Стихи про любовь, а не про "любовишку" - тоже. Хотелось, знаете ли, тогда любить именно так. Так, наверное, авиационный завод любит какую-нибудь симпатичную электростанцию. Ну и перестраивать мир, а как же без этого? Ведь взрослые придумали его так скверно, так неумело!


7. Булгаков. Бег
Во-первых, надо сразу сказать, что я не люблю "Мастера и Маргариту". Тому много причин, но главная - меня докучает мелкая писательская мстишка всем его обидчикам. Большинство других книг Булгакова - решительно другое дело, а "Бег" - великий шедевр. Легкая и изящная пьеса о благородных, хотя и забавных порой людях, о любви к родине, которая сильнее даже жестоких и кровных обид. Хлудов же - меня завораживает до сих пор. Пьеса открывала мне важную для меня тему Белого движения.


8. Быков В. Сотников
Я, признаться, бегу темы "ВОв". Очень уж много наломано в ней ненужных дров. А "Сотников" даже не об этом вовсе. Книга о том, как люди совершают подлость. Как они шаг за шагом идут и на каждом шагу им кажется, что вроде бы делают они все верно. Здесь - это пустяк же. Тут - я никому не навредил. А выходит у них подлость. Потому что получается все равно она. Ты уж лучше не открывай даже туда дверь и не суйся. Потому что раз сунувшись, потом все равно не отмоешься, все равно не выбежишь обратно. Вот это довольно верно, и нужно это понять. Трудно нам - мы все же люди! - а надо стараться не совать нос.

Продолжение последует...

Создатели современной России

Великолепный коллективный сборник эссе "Makers of the Modern Strategy" повествует о важнейших военных мыслителях последних 500 лет. Он может и должен вдохновлять на создание аналогичных сборников. К примеру, насколько нам необходим сборник... условно назовем его "Создатели современной России". В сборник вошли бы, прежде всего, эссе о первейших наших политических мыслителях. Кратко был бы описан их жизненный путь и значительно подробнее - их вклад в наше понимание России. Возможно, имеет смысл разбавить теоретиков практиками - некоторыми из политиков. Плюс - историки.

Очевидно, достойное место в сборнике заняли бы эссе о Карамзине, Сперанском, Чаадаеве, славянофилах, западниках, о государственической школе в истории, о народниках, о Достоевском, Данилевском, важнейших наших философах, а именно Вл. Соловьеве, Бердяеве, о сборнике "Вехи" и проч. Возможно, имеет смысл дать очерк пути Пушкина как мыслителя, а не писателя. Пожалуй, эссе о Столыпине не помешает. Несмотря на всю спорность фигур, преступно было бы обойти вниманием Ленина, Сталина, Сахарова и Солженицына. Не исключено, что и в XVIII веке, и в допетровский период найдутся авторы, чье творчество окажется важным для сегоднешнего дня. Например, эссе об идеях Третьего Рима и Святой Руси наверняка может оказаться интересным.

Каждое эссе было бы написано своим автором. Важнейшие вопросы, которые следует осветить: взгляды на отношение России и остального мира, на отношение русской власти и русского общества.

Библиотека для молодежи

Наконец-то в наших широтах появилась библиотека для людей, а не для библиотекарей. Сам сегодня там побывал и могу только подтвердить восторги автора. Записаться? Пять минут! Книги? Вон полка - бери! Домой? Да не вопрос! Жаль только ассортимент не то чтобы поражает воображение, но все центровое есть. Главное - чувствуешь себя человеком.

К слову, никаких сантиментов по отношении к "родной историчке" не ощущаю. Булочки вкусные, это да. Фундаменталка - вообще пародия на библиотеку. Достаточно взглянуть на экстерьер, и все ясно. В общем, если вы по долгу службу вынуждены ходить в эти заповедники совка и бюрократии, я настоятельно рекомендую сходить в библиотеку для молодежи. Вот чисто для эксперимента.

Выбор кафедры

Выбор кафедры для студента-второкурсника, как выбор полка для корнета. Я думаю, что даже те, кто идут на какую-то кафедру "осознанно", на самом деле, такие же жертвы случая, как и все остальные. Случилось ему прочесть какую-то книгу, взять доклад или выбрать какой-то язык, и решилась его судьба.

У меня был период, когда каждая новая книга давала мне новое направление. Я с трудом могу реконструировать все свои шараханья в море исторической науки. Отчетливо помню книгу Д. Ливена "Российская империя и ее враги". После нее я твердо решил посвятить себя сравнению РИ с другими империями и вообще освятить вопрос империй как формы государственного устройства. Словом, я решил делать то, что блестяще проделал Д. Ливен на моих глазах в своей книге. Но видно, что уже тогда у меня была любовь к Российской империи. Это выразилось в том, что я прочел книгу О.Р.Айрапетова "Внешняя политика Российской империи". Она произвела на меня столь сильное впечатление, что я решил, что именно история внешней политики - мое призвание. Со времен Д.Ливена, кажется, прошло несколько месяцев. Тогда я начал читать все, что попадалось по внешней политике XIX века. Ушел я недалеко. Я стал копаться в Наполеоновских войнах и был настолько увлечен этим, что совершенно забыл о дипломатии. Произошел важнейший переворот - от дипломатии я перешел к войне, голубя мира с оливковой ветвью сменил для меня штык и ружье, пока кремниевое. 

Затем мои интересы стали расползаться в разные стороны, но уже никогда они не распространялись за пределы военной тематики. Постепенно я открывал для себя новые войны, новые проблемы. Меня чрезвычайно увлекла военная наука. Не мог я не подпасть под пагубное влияние униформологии и прочих околореконструкторских интересов, которые имеют самую организованную армию поклонников и мимо которой никак не пройти. Но почему именно XIX век?

Тематика - дело склонностей человека. Эпоха - дело вкуса. XIX век - неповторимый пик военного дела. Сколько поэзии в уставах того времени! Какой неповторимый расцвет военной мысли! Какое уважение к военному человеку вообще! Императоры и короли - все непременно в мундире! А сам мундир! Какая изощренная система! Какие высокие традиции! Взглянув на все это, мы переводим взгляд на век 20-й и ужасаемся. Колючая проволока, пулеметы, мины, бомбардировки, ракеты... Какое падение нравов! Можно ли более опошлить такую прекрасную идею? Заменит ли бездушный танк - кавалерию, эту душу и сердце любой армии? "Фи, Лёлик, это не эстетично," - повторяем мы вслед за героем Миронова. "Зато...", эх!   

Итак, XIX век! История Русской императорской армии! От Гатчины до Галичины. Вчера подал заявление.