June 26th, 2013

Клаузевиц и историки

Клаузевиц был очень грустным человеком. Тому много причин. В частности, он мечтал о славе, о лаврах победителя, которые увенчали главу его патрона Гнейзенау. Но он ничего такого не достиг. Его уделом стали писательство и тихая кабинетная работа. Слава величайшего военного ума к нему пришла уже после его смерти. Не это ли типическая судьба историка? Разве военный историк не мечтает на самом деле быть полководцем? Разве иные историки не мечтают спасти Россию? Провести политические преобразования своими руками? Изучая культуру, разве они не хотят создать шедевр? Готовя биографию, разве они хоть на секунду не хотели превратиться в своего героя? Но их удел скучен и прозаичен - архивы, библиотеки, письменный стол, кофе.