stanislav_udin (stanislav_udin) wrote,
stanislav_udin
stanislav_udin

Categories:

Идеи Галлиени и Лиотэ







Слева: Галлиени. Справа: Лиотэ

В 1890-е годы Галлиени встретил Лиотэ в Индокитае и сделал своим помощником. Талантливый офицер помог Галлиени оформить в систему зрешие в его голове идеи. Галлиени предложил прекратить политику брутальной силы, дать опустошенным районам передышку. Вместо этого следует потокать нуждам местных торговцев, которые расширят влияние Франции получше любой экспедиции. Галиени разработал метод «прогрессивной оккупации». Были основаны укрепленные пункты, которые прочно контролировались. Потом зона контроля постепенно расширялась, пока пункт не входил в соприкосновение с соседним. В то же время такой пункт был и рынком, который привлекал местных. Цены там устанавливали выше рыночных. Французы привлекали местных жителей, усиливали контроль, собирали информацию, а главное, показывали, что с Францией приходит преуспевание. Все это сопровождалось строительством дорог, колодцев, рынков и т. д.

Эти идеи оформил Лиотэ в статье Du role colonial de l'Armee. Он говорил, что колониальный солдат — не просто солдат, он еще и администратор, фермер, архитектор и инженер. Война в колониях — созидательная сила, потому что за ней идет освобождение от восточного деспотизма и процветание. Выиграют от нее и колонисты, и колонизуемые. У него была подспудная цель повлиять на судьбу дебатируемого тогда проекта выделения колониальной армии в отдельную структуру. Но он шел дальше. Он говорил, что через колониализм и колониальную армию французы оживятся и сохранят подобающее им место в мире.


Работало ли это на практике? В 1903 году Лиотэ стал командующим округом Южный Оранэ на границе Алжира и Морокко. Он мог применить свои взгляды на практике, а она показала, что его взгляды были слишком узкими и идеалистическими. Узость происходила от того, что Лиотэ понимал человека как, прежде всего, экономическое животное. Оказалось, что марокканцы не видели противоречия в том, чтобы и торговать с французами, и истреблять их. Кроме того, своими демпинговыми ценами он настроил против себя влиятельных людей из Феса и Тафилалета. В 1906 году арабы стали бойкотировать французские рынки, и торговля зачахла. Селиться рядом с французскими постами тоже было непривлекательно. Французские войска нередко прибегали к реквизициям, а главное - направляли карательные экспедиции на тех, кто был поближе. Военные реформы Лиотэ оказались не более удачными, чем экономические. Он был большим сторонником копирования туземцев, облегчения амуниции и увеличения мобильности. Но для колонн нужна была хорошая разведка, а организовать ее Лиотэ не смог.

На деле оставалось одно средство — razzia. Экономическое проникновение не работало. Почему так получилось? В Индокитае эта политика давала свои плоды, а у Лиотэ в Марокко не получалось. Мы плохо знаем причины успеха Галлиени. Возможно, вьетнамцы просто считали французов меньшим злом, чем китайцы, их традиционные враги. Не исключено, что вьетнамцы просто устали от борьбы. Марокканцы, несмотря на трибализм, оставались верными своему султану. Но миф о том, что в Марокко французы полагались на мирное проникновение жив. Политика «сердец и умов» Лиотэ больше была ориентирована на французское общество, которому надо было объяснять и которое надо было убеждать.

И все же не стоит рисовать Лиотэ неудачником. Он был более гуманным, чем многие его коллеги, у него были прекрасные дипломатические способности, которые помогали сохранять хрупкий баланс между восстанием и покорностью. Кроме того, Лиотэ очень мешала громоздкая французская бюрократия. Конечно, французы привнесли некоторую стабильность, но от нее выиграла кучка администраторов и иммигрантов, но не местное население.

Когда Лиотэ покорял Марокко, Галлиени вернулся после долгого перерыва в метрополию. Воспитанный на дерзких колониальных предприятиях Галлиени стал одним из лидеров «партии войны» во Франции. В 1911 году ему предложили стать верховным главнокомандующим французскими войсками, но Галлиени отказался в пользу Жозефа Жоффра, ссылаясь на свой возраст и дурное здоровье. Когда началась Первая мировая война, Галлиени стал военным губернатором Парижа и прославился своим решением реквизировать парижские такси и послать на них войска к Марне. Он умер в 1916 году от последствий хирургического вмешательства. Генерал был к тому времени тяжело болен. В 1921 году он получил посмертно звание маршала Франции. В его честь был назван выпуск Сен-Сира 1927 года и улица рядом с домом Инвалидов.

Более молодой Лиотэ прожил чуть дольше и успел еще немного повоевать в Марокко после победы над Германией. В 1934 году маршал Лиотэ умер. Тело похоронили в усыпальнице герцогов Лотарингских в Нанси. Примечательно, что султан Марокко, возвращавшийся в свою страну, специально приехал в Нанси поклониться праху маршала. На могиле он плакал. Через год тело маршала перевезли в Рабат. Почти 30 лет оно лежало в марокканской земле. Шарль де Голль распорядился вывести тело маршала из Марокко, опасаясь его осквернения после обретения Марокко независимости. В 1961 году Лиотэ обрел последний приют в доме Инвалидов.

Tags: Галлиени, Лиотэ, Франция, война
Subscribe

  • 10 советов первокуру истфака

    1. Цель Цель твоего пребывания в университете может быть разной: кто-то хочет стать историком, кто-то хочет получить «качественное…

  • (no subject)

    Уважаемые френды/нефренды! Пожалуйста, обратите внимание, что мой блог уже давно находится в полузамороженном состоянии. Например, я не имею…

  • САМЫЙ РУССКИЙ ИЗ ФРАНЦУЗСКИХ ВОЕННЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ. Люсьен Кардо

    Французский генерал Люсьен Кардо (1838-1920) – самый близкий русскому сердцу французский военный мыслитель. О его жизни известно мало. Он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments