stanislav_udin (stanislav_udin) wrote,
stanislav_udin
stanislav_udin

Categories:

Маршал Бюжо

Сим очерком о маршале Бюжо я рискую начать серию постов о французском военно-колониальном опыте и о том, как из него выводились рецепты так называемого Counterinsurgency warfare. Перевод этого громоздкого термина заставил автора этих строк поломать голову. К сожалению, он не смог придумать ничего лучшего, чем перевести его дословно: противоповстанческие войны или ППВ. Очерк о маршале Бюжо, как и другие очерки, не претендует на оригинальность. Он представляет компиляцию взглядов Дагласа Порча и Хью Стрэчэна (Douglas Porch и Hew Strachan), некоторых сведений из французской википедии и других источников.

Тома-Робер Бюжо родился в знатной семье. Он начал военную карьеру в наполеоновской гвардии и много времени провел в Испании, воюя с местными геррильерос. После падения Наполеона, которому Бюжо оставался верен до конца, опыт наполеоновского ветерана оказался не нужен. 15 лет Бюжо пробыл в отставке, и только после прихода к власти Орлеанской династии он смог вернуться на службу. В 1834 году он был одним из руководителей подавления восстания в Париже. Его люди готовились к атаке баррикад, когда из соседнего здания был открыт огонь. Погиб офицер, и разъяренные солдаты ворвались в дом, из которого велась стрельба, и убили всех, кто был в здании, включая женщин, стариков и детей. Кровавая драма на улице Транснонэн была использована оппозиционерами для дискредитации Бюжо, которого обвинили в жестокости, хотя он был далеко от места происшествия и не мог повлиять на ситуацию.


В это время начинается долгая и кровавая борьба французов и алжирцев. Бюжо впервые попал в Алжир в 1836 году и пришел к неутешительным выводам. Он решил, что Алжир - слишком обременительное владение для Франции. Несмотря на это, в 1840 году Бюжо прибыл в Алжир в качестве генерал-губернатора с миссией подчинить мятежную колонию.

Бюжо был поражен чувством deja vu: французы делали те же ошибки, что и в Испании во времена его молодости. Большинство солдат были привязаны к укрепленным пунктам, а арабы мучили их рейдами. Карательные экспедиции проваливались, потому что у них не было определенной цели, а колонны были слишком большими, с артиллерией и громоздким обозом. Арабы просто отступали и изматывали их.


Фрагмент полотна "Битва при Исли" Ораса Верне

Тогда Бюжо потребовал забыть методы войны, которыми воюют цивилизованные народы между собой, и понять, что нетрадиционная тактика — душа этой войны. Европейцы, современники Бюжо, имели склонность полагаться на укрепленные позиции, максимально концентрировать свои силы, обращать повышенное внимание на правильное снабжение войск. Все это имело смысл в войнах в Европе, но совершенно не работало в Африке и в других колониях. Бюжо одним из первых понял это. Он построил свои реформы на четырех принципах: мобильность, боевой дух, лидерство и огневая мощь. Укрепления были оставлены, а акцент был сделан на патрулирование и разведку. Французские войска стали создавать мобильные колонны от нескольких сотен до немногих тысяч человек. Они освобождались от тяжелой артиллерии и обозов. Теперь Бюжо мог вторгаться в ранее недоступные районы.

Дух солдат был подавленным, когда Бюжо принял командование. Солдаты боялись покинуть крепости, а обозы с провизией часто становились жертвой арабов. Людям приходилось есть кошек, собак и корешки. Многие страдали жестокими болезнями, связанными с плохой пищей. Госпитали работали из рук вон плохо. Попасть туда означало почти гарантированную смерть. Многие предпочитали покончить с собой. Бюжо организовал нормальные госпитали, обмундирование было облегчено и применено к климату. Колонны теперь больше полагались на добытое у местного населения. Бюжо заставил верить людей в себя. Он придал уверенности и энергии офицерам, а через них, и всем своим людям. Он говорил с гордостью, что сделал свою армию еще более арабской, чем сами арабы.

Лидер арабов эмир Абд эль Кадер стал терпеть поражения. В 1843 году в жизни Бюжо произошло сразу несколько примечательных событий. Он получил Большой крест Почетного Легиона, звание маршала Франции и разрешение вторгнуться в Марокко, которое помогало Абд эль-Кадеру. В битве при Исли Бюжо нанес поражение войскам марокканского короля и заставил того сменить политику в отношении к Абд эль-Кадеру. Победа принесли Бюжо титул герцога д'Исли. В 1847 году Абд эль-Кадер вынужден был сдаться.

Противник маршала Бюжо - эмир Абд эль Кадер


Бюжо критиковал французскую привычку выстраивать массивные каре. Люди, стоящие внутри, не могли стрелять и не приносили пользу. Он требовал строить несколько малых каре с накладывающимися друг на друга зонами действия огня. Залп должен сдерживаться до последнего. Но потом стало ясно, что нет такой арабской армии, которая бы стала атаковать такие крупные силы французов. Война свелась к рейдам. Бюжо стал разорять хозяйство и жилища арабов. Это называлось razzia или рейд. Французы стали жечь поля и вырубать деревья. Это приносило свои плоды, но стало трудно соблюдать дисциплину среди самих французов, а война становилась все более жестокой. Апогей был достигнут в 1845 году, когда полковник Амабль Пелиссье блокировал группу арабов в пещерах Дахра и, после переговоров, приказал жечь костры у входа. В итоге, около 500 людей, среди которых были женщины и дети, задохнулись.

Общественность Франции была в шоке. Герцог Московский, сын Нея, сделал запрос в палате пэров, и Бюжо был вызван в столицу. Он ответил, что уважение правил гуманности затянет войну в Алжире навечно. Однако даже многие сослуживцы Бюжо оспаривали его методы. В итоге, арабы стали еще враждебней к французам. В 1846 году из Алжира вернулся Алексис де Токвилль в ужасе от эксцессов, которые он там наблюдал. Он называл офицеров армии в Алжире имбецилами. Тема Алжира стала подпитывать антимилитаристские настроения во Франции. Росла отчужденность колониальной армии от метрополии. Военные считали, что они рискуют жизнью и здоровьем во имя величия Франции, а любой репортеришко их может оскарблять, обсуждать методы их войны и т. д. Армия стала замыкаться в себе. Дистанцируясь от публичного мнения, в армии стали культивировать братство, корпоративность. В итоге, люди оказывались чужими и у себя на родине, и в Алжире.

Бюжо вовлекал армию в колонизацию и строительство, считая, что она должна не только разрушать, но и нести культуру. Процесс колонизации ускорился, когда было создано арабское бюро, дивизом которого было Ense et Aratro, т.е. «мечом и плугом». Из-за разногласий с Гизо маршал Бюжо был заменен герцогом д'Омалем. После 1848 года маршал Бюжо поддержал Луи-Наполеона Бонапарта и вскоре после его прихода к власти умер. Тело его захоронили в Доме Инвалидов. В 1852 году появились памятники Бюжо в Алжире и в его родном городе. В 1962 году статую Бюжо вывезли из Алжира и установили в Экссидее в 1999 году. В 1960 году выпуск Сен-Сира принял имя маршала Бюжо.

Памятник маршалу Бюжо работы скульптора Огюстена Дюмона.
Tags: Бюжо, Франция, война, история
Subscribe

  • 10 советов первокуру истфака

    1. Цель Цель твоего пребывания в университете может быть разной: кто-то хочет стать историком, кто-то хочет получить «качественное…

  • САМЫЙ РУССКИЙ ИЗ ФРАНЦУЗСКИХ ВОЕННЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ. Люсьен Кардо

    Французский генерал Люсьен Кардо (1838-1920) – самый близкий русскому сердцу французский военный мыслитель. О его жизни известно мало. Он…

  • Про диплом

    Если кому-то будет любопытно, я расскажу пару слов о моем дипломе. 24 апреля у меня будет что-то типа предзащиты, и моя скромная писанина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments